Ведомости 07 ноября 2011 «Чиновники и звезды шоу-бизнеса снова поддержали рынок элитного жилья в Москве»

Если бы не чиновники и не шоу-бизнес, то продажи на элитном рынке столицы встали бы окончательно. Именно эти категории опрошенные«Ведомостями» риэлторы называют основными покупателями дорогого жилья Москвы.
По данным Contact Real Estate (CRE) за III квартал, в ЦАО продажи велись в 37 жилых комплексах, а общее предложение (без пентхаусов и апартаментов«Москва-сити») составило 1139 квартир (167 000 кв. м). Аналитики компании считают, что за девять месяцев этого года было куплено примерно 490 дорогих квартир на первичном рынке, не считая«закрытые продажи». В Knight Frank за то же время насчитали 278 сделок на рынке элитных новостроек. Обычно продажи квартир верхнего ценового диапазона происходят не через посредников, а через личные связи, — говорит Наталья Новикова, гендиректор Renaissance Realty. В открытую продажу такие объекты не выходят. На рынке, даже элитном, часто встречаются «туристы», — среди них те же риэлторы, журналисты, аналитики, просто не совсем здоровые люди, — задача которых отнюдь не приобрести какую-то квартиру, а, к примеру, узнать об ее владельце. Наталья Кац, управляющий директор агентства «Усадьба», говорит, что их число доходит до 20% от числа покупателей в этом сегменте, а весной и осенью растет. Оставшиеся 80% распределяются в основном между чиновниками, политиками и деятелями бизнеса: как шоу, так и других, вроде нефтяного. То, что власть имущие — в топ-листе покупателей дорогой недвижимости, говорят все без исключения опрошенные «Ведомостями» эксперты. По оценке Александра Зиминский, директора департамента продаж элитной недвижимости Penny Lane Realty, около 60% покупателей квартир по цене от $1,5-2 млн — чиновники: «Это самая прекрасная наша клиентура, они всегда держат нос по ветру». Публичные слуги народа этих сделок, разумеется, предпочитают не афишировать. А риэлтор вопросов им не задает, говорит Наталья Кац:«Даже, если мы узнаем клиента, то автографа не просим». По ее словам, «много разных людей по рынку ходит», задача брокера — не выяснять, откуда у человека деньги, а помочь приобрести недвижимость.С криминалитетом, например, Екатерина Тейн, партнер Chesterton, по ее словам, давно не сталкивалась. Но понять, откуда и чем занимается клиент, брокеру часто нелегко: «Например, приходит человек, говорит, что продает стройматериалы, а в интернете о нем ничего не найдешь», — удивляется она. «Недвижимость часто оформляется на оффшорную компанию, — рассказывает Анастасия Могилатова, гендиректор компании Welhome. — Если же речь идет об оформлении на родственников, то, как правило, фигурируют не жена или родители, а, например, теща». Мама жены не так компрометирует: у нее и фамилия другая, и фактическая связь с покупателем неочевидна. Еще варианты: племянники или сотрудники. На компанию, говорит Екатерина Тейн, дорогую квартиру оформляют не часто — не более, чем в 10-15% случаев. 40-50% покупателей, по ее словам, на элитном рынке сейчас — из регионов: «Для них это, как правило, первая покупка». Они, если и приходят к брокерам, то обычно по рекомендации, и хотят уложиться в бюджет до $2 млн. Впрочем, случаются ситуации, как в кино: один из региональных бизнесменов познакомился с брокером в самолете, летевшем из Петербурга в Москву. Брокер была симпатичной девушкой, а бизнесмен был изрядно нетрезв. Романтического знакомства не сложилось, но визитками обменялись. Через пару дней протрезвевший попутчик зашел в агентство, где трудилась его несостоявшаяся пассия, и купил при ее посредничестве квартиру ценой в $1,5 млн.